January 14th, 2005

панк

Буа-га-га!!!

Не могу хамить женщине, если только она не женщина-иллюстратор.

(с)Коллега Майлз
  • Current Music
    rammstain - Ih Lieber Dich
хе-хе...

Под влиянием lair и leit, а также разговоров о косметике.

Прошло много времени. Может быть, минуты, а может быть, годы. Я все еще пребываю здесь в месте покоя и ожидания, у заросшего ирисами пруда, в китайской беседке с красными столбами, ожидая решения. Здесь нет слуг, нет никаких развлечений, но большую часть своей жизни я обходилась без них. На рукаве моего кимоно снова вышиты яркие рыбки. Я одинока здесь, но одиночество не доставляет страданий. Как жемчужина в раковине, я не слежу за временем. Мне достаточно знать, что однажды ожидание кончится.
Но иногда, редко-редко, серебристые покрывала тумана расступаются, и тогда я вижу закрытые носилки. Я сажусь в них и меня несут в театр. Я снова слышу звуки флейт и барабанов, вдыхаю запахи грима, благовоний и свеч, слышу шелест накрахмаленных одежд актеров.
Так случилось, что проведя большую часть жизни позади подмосков, я никогда не любила театр. Он был моей удачной соперницей, сладкоголосой гейшей в ярких одеждах. Театр отнял у меня тех, кто был мне дорог. Теперь горечь ушла, и глядя на сцену, я повторяю про себя слова актеров. Я знаю их наизусть. Все классические пьесы, каждый шаг, каждый поворот головы ваки, каждый удар барабана. Я радуюсь с ними каждому удачному выступлению, печалюсь о каждой ошибке. Пару раз, я видела, как играют нашу историю. Я смеялась и плакала, прижав к губам веер так, что тонкая бумага промокла. Это так удивительно, смотреть на то, как кто-то другой представляет тебя. Кто-то посчитал твою историю достаточно трогательной и красивой чтобы написать пьесу и играть ее.
Ни в одном из текстов нет меня, и я нахожу в этом некий глубокий смысл. Иногда мне хочется написать актерам письмо, рассказать, как все было на самом деле. Но потом я понимаю, что они знают. Дети, те, кто пережил ту страшную ночь, рассказали им. Они ведь оставались актерами, и вернув себе самурайские имена. Это наша с ними тайна. Я всегда оставляю им несколько монет, завернутых в шелковый шарф с вышитой рыбкой и возвращаюсь к своему ожиданию.
В моем пруду плавают золотистые карпы, и иногда я бросаю им горсть вареного риса чтобы посмотреть, как они суетятся, растаскивая зерна. И иногда я плачу. Но совсем немного. Лицо женщины не должно быть опухшим, а глаза красными. И у меня никогда не кончаются шелк и нитки для вышивания.
картинка
  • Current Music
    Metallica - Enter Sandman