August 9th, 2005

панк

А что, собственно, там, за краем? (отвает номер 1)

"Что остается от сказки потом - после того, как ее рассказали?"(с)Алиса в Стране Чудес

"Ты видишь свет, там, в конце тоннеля? Так вот, это не двери в рай, это ПОЕЗД!!!"(с)Сорвиголова

Мой дед, живший в Ташкенте рассказывал, что как-то пережил это ощущение "там, за краем", прямо у себя в саду, в большом, соток, наверное, на пятьдесят, ухоженом саду вокруг дома в обсерваторском парке, заросшем чудесными цветами, названий которых я не знала тогда, не знаю и по сей день, белыми, кремовыми, розовыми. В саду, где стояла большая деревянная тахта, покрашенная в зеленый цвет и будка злой черной собаки по имени Тарзан, у ворот которого стоял большущий старый дуб, с желудями которого бьыло так здорово играть, а за забором начинались заросли вездесущей вонючки - аелантуса. Рассказывал он об этом не мне, но до меня его слова дошли примерно в таком виде: "Стою, окучиваю грядку с цветами, вдруг раз! - темный коридор, и свет впереди... А потом открываю глаза, вижу что сижу на земле рядом с грядкой - как был, с тяпкой в руках...".
В центральной больнице Ташкента была (а может, и по сей день есть) в реанимационном отделении палата на два места, со стенами, выложенными кафелем, на одной койке в ней умерла моя бабка, на другой, спустя несколько лет - дед. Он умер в 1984 году, в год, когда я пошла в первый класс школы. От него осталось более чем скромное подобие музея в здании ташкентской обсерватории, памятник, на котором он ужасно прохож на узбека и смовсем немного - на себя, могила на ташкентском русском кладбище и наши воспоминания. В прошлом году мама ездила на торжества по поводу дедовского юбилея - ста лет. Вернулась она немного расстроенная, но в целом довольная.
панк

я представляю угрозу для общества

Поэтому желаю чтобы меня поместили в одноместный звуконепроницаемый гроб с большим количеством бьющихся и ломающихся предметов. До выздоровления.
И мне не нужно сочувствие. Мне нужен намордник.

P. S. Хуйня эти ваши сосиски