December 24th, 2008

хе-хе...

Мистер Вуду и Рождество

Мистер Вуду любил рождество. Особенно - подарки. Он любил ходить вдоль полок в магазине, выбирать подарки и потом заворачивать их в коричневую с золотом оберточную бумагу и перевязывать бечевкой. Бечевка почему-то казалась мистеру Вуду особенно важной частью подарка. Правда, надо признаться, что еще больше чем делать подарки, мистер Вуду любил их получать. Особенно те, которые укпакованы в бумагу и перевязаны бечевкой. Иногда, по секрету от всех, когда мистеру Вуду становилось скучно где-нибудь в середине лета, когда никаких праздников еще долго не будет, а подарков уже хочется, он сам покупал подарок, упаковывал его и перевязывал, писал на нем свой адрес и клал в почтовый ящик. А вечером доставал и представлял себе как будто это кто-то незнакомый, например, Санта Клаус прислал ему подарок, и конечно же, такой, какой был нужен именно сейчас - фунт тростникового сахара, или хорошую сигару, или новые стальные набойки для ботинок.

Помимо подарков, мистеру Вуду еще очень нравилось само рождество. Так нравилось, что если бы подарки в этот день дарить было не принято, он сожалел бы только самую малость. В рождество он всегда покупал новую пачку квадратных цветных бумажек, на которых обычно писал записки. И сразу же писал записку с благодарностью Господу за рождество и украшал ее подходящими по случаю веве. Это тоже было его особой специальной традицией. Правда, взгляды мистера Вуду на рождество могли бы показаться некоторым людям весьма странными. Вот например, как-то за завтраком он решил поговорить о Рождестве с маленьким мистером Вуду и стал говорить так:

- Представь себе, ведь это день, когда родился Бог! А это совсем не то, что родиться напрмиер мне или тебе или даже офицеру Джефферсону! Это ведь так удивительно, подумай! Все дети рождаются как дети и искра господней воли горит в них так слабо что ее совсем не заметно, и поэтому сначала ее видят только их родители! И только потом дети вырастают и становятся такими, как велит им их судьба! А он - совсем не такой! Подумать только, он никогда не был маленьким мистером Иисусом, он с самого начала был великим! И становился только все более и более великим мистером Иисусом, но никогда не был маленьким! А потом он стал таким грандиозным мистером Иисусом, что все люди и вся земля стали как его любимые джу-джу...

На этом месте большой мистер Вуду заметил, что пожилая миссис Вуду смотрит на него таким строгим взглядом как кошка на мышь, идущую к мышеловке. Такие фривольные разговоры про мистера Иисуса никогда не нравились пожилой миссис Вуду, с самой молодости. Даже в те времена, когда она была еще молодой миссис Вуду и настоящей Помба Жирой. Большой мистер Вуду перестал разговаривать и стал быстро-быстро есть овсянку. И маленький мистер Вуду тоже на всякий случай стал так делать. Они предпочитали не сердить пожилую миссис Вуду даже по пустякам. Она ведь не была по-настоящему суровой, но вольностей не любила. Даже добрая Эрзули получалась у нее такой немного серьезной, не как, например, у хорошенькой мисс Дюпон из газетного ларька около супермаркета.

Маленький мистер Вуду поел овсянки еще немножко а потом посмотрел мультики и они с болшим мисетром Вуду пошли прогуляться к суперсмаркету, где в витрине построили настоящий маленький вертеп. Маленький мистер Вуду восхищеннос мотрел на мигающие гирлянды, а большой мистер Вуду смотрел на куклу, изображающую ослика и думал свои странные мысли про Рождество. Куклы в вертепе ему нравились, хотя ему казалось что расставлены они без должного смысла.

Пока большой мистер Вуду и маленький мистер Вуду шли домой, маленький мистер Вуду все думал и думал, и когда хакончил снимать ботинки, то повернулся к большому мистеру Вуду и сказал:

- Я думаю, мистер Иисус был очень счастливым. У него ведь был ослик и деревянная кроватка-качалка. И еще у него была мама. - Тут маленький мистер Вуду захлюпал носом и заплакал. А большой мистер Вуду обнял его своими длинными руками, посадил к себе на колени и тоже немножко поплакал. Так они оба поплакали сначала грустно и печально, а потом от радости, что они такеие счастливые и у них есть дом, и они сами и пожилая миссис Вуду и новые джу-джу из стеклянных бусинок и погадков совы.

А потом из дома вышла пожилая миссис Вуду, дала каждому из них носовой платок, отвела на кухню и налила по стаканчику своего лучшего грога. Маленькому мистеру Вуду маленький винный стаканчик, а большому мистеру Вуду - целый большой стакан и даже с отдельным кусочком лимона.