January 8th, 2009

хе-хе...

Домашнее задание

Бабушкина комната - как сокровищница в замке или как маленький музей, или как самая роскошная в мире детская, и входить в нее, конечно, строго запрещено. Именно этим она так притягивает Катьку. Катька в толстых мягких шерстяных носках вместо обычных тапок, представляя себя то индейцем, то храбрым Индианой Джонсом, неслышно поворачивает дверную ручку и повисает на двери, с замиранием сердца ожидая противного скрипа.

Дверь с цветным стеклянным витражом не скрипит. Створка плавно и медленно идет в сторону и Катька проскальзывает внутрь. Она видит полки, уставленные морскими раковинами, готовыми к бою шахматными армиями и китайскими резными фигурками людей, драконов и рыб. Бабушка сидит в кресле рядом с включенным торшером, держа на коленях толстую книгу, открытую на странице с яркой картинкой. Катька замирает, открыв от напряжения рот и боясь вздохнуть. Но бабушка не видит ее, она сидит почти спиной к двери и, кажется, дремлет.

Катька за спиной дремлющей в кресле бабушки восторженно переходит от полки к полке, выпучив восхищенные глаза и слегка шалея от собственной наглости. Слабый свет бабушкиного торшера придает сокровищам комнаты дополнительную таинственность и Катьке кажется, что темно-вишневые резные рыбы готовы вот-вот шевельнуться, а луноликие китайские будды хитро улыбаются ей.

Внезапно, паркетина оглушительно скрипит под ногой и Катька застывает в ужасе. Отсюда она видит только голову бабушки, возвышающуюся над спинкой кресла - силуэт высокой прически, тень которого накрывает почти всю комнату. Бабушка шевелится и слегка ерзает, просыпаясь, от чего старое плетеное кресло (ротанг - вспоминает Катька название лианы из которой оно сделано) покачивается и скрипит. Бабушка аккуратно закрывает книгу, снимает очки и медленно, с трудом поворачивается. Катька в приступе внезапного озарения прячется за столиком, ка котором стоит большая модель парусного корабля, затаивает дыхание и жмурится. Она слышит, как бабушка встает из кресла и медленно идет к двери. Слегка звякает под сухой старческой рукой металлическая ручка, дверь открывается и закрывается с легким щелчком.

Катька открывает глаза и делает судорожный вдох. В нос ей набивается пыль, осевшая раньше на снастях парусника и Катька сдавленно чихает, задевая головой парусник. Модель опасно покачивается на своей подставк, но в последний момент Катьке удается поймать ее и водрузить на место. В панике Катька забивается еще глубже за столик, но проходит довольно много времени прежде чем в коридоре снова слышатся шаги бабушки. Все это время Катька сидит на полу не шевелясь и прислушивается. Будды и резные драконы теперь, кажется, смотрят на нее осуждающе. Но вот бабушка снова входит в комнату. В правой руке она осторожно несет чашку с чаем. Катька снова замирает и жмурится, но не до конца и так чтобы чуть-чуть все-таки видеть. Каждую секунду она ждет сурового бабушкиного голоса, но удача на ее стороне. Бабушка, видимо, слишком занята чтобы ее заметить.

Бабушка осторожно ставит чашку на невидимый с катькиного места столик (это Катька определяет по тому, как звякнула о блюдце серебряная ложка) и садится в кресло.

Катька на четвереньках ползет к выходу, дожидается, пока бабушка поднесет к губам чашку чтобы начать пить, приоткрывает дверь и выскальзывает наружу.

Храбрый искатель сокровищ Индиана Джонс чувствует себя усталым и довольным, от чего коленки у него слегка слабеют и начинает хотеться в туалет.

Бабушка в комнате у торшера отставляет в сторону чашку, хитро улыбается и раскрывает книгу.