December 16th, 2009

хе-хе...

Про ангелов и аферистов

...И так, мы решили поймать ангела. Настоящие живые ангелы Господни в нашем мире очень редки, так что в начале пришлось проделать кучу нудной работы со всевозможными архивами, изрядно потратиться на подготовку и в деталях продумать план. Как я уже говорил - ангелы в нашем мире не больно-то часто встречаются, так что шансов, что мы сможем в обозримое время найти ещё одного в случае провала операции с первым, казался нам весьма призрачным. Казуистически маловероятным, как выразился Док. Док у нас любит такие выраженьица - принёс их ещё со времён, когда и правда занимался врачебной практикой в каком-то диком захолустье. Как я уже сказал, подготовка заняла у нас очень, очень много. Ни к одной афере в своей жизни мы не готовились так тщательно. Не знаю, как остальные - а за себя поручусь. Но, в конце концов, мы таки её нашли.

Её звали Раис, она была владельцем небольшого частного сыскного бюро. Искала потерявшихся людей, помогала заблудившимся старушкам и занималась прочей бесполезной благотворительностью.

Раис с видом измученного бытом Индианы Джонса подняла глаза от стола и натянуто улыбнулась.
- Понимаете, это не совсем мой профиль, - pаговорила она, убирая со лба выбившуюся из пучка прядь пепельных волос. - Ваша экспедиция в джунглях, это так далеко...
- Мы оплатим вам перелёт! - перебил её Сучок, и сразу испугался что перегнул, увидив на её лице болезненную гримасу, - Пожалуйста! - добавил он, резко сбавляя обороты, - Без вас нам никак! От них нет вестей уже месяц, и мы не знаем, что и думать...
Она устало кивнула.
- Хорошо, я поеду. Но пожалуйста, имейте в виду, это действительно не мой профиль!
Сучок облегчённо улыбнулся и это была настоящая улыбка обегчения. Правда, относилась она не совсем к тому, что могла бы предположить Раис. Думаю, ангелы так редки отчасти именно потому что очень доверчивы и пара хитрых парней с хорошим планом вполне способны одурачить самого проницательного из них.

Мы с Сучком и Раис летели в Рио на большом рейсовом боинге и это слегка осложняло выполнение следующей фазы нашего плана, но Сучок вывернулся и здесь. Думаю, он подключил какого-нибудь своего знакомого фармацевта, а может и просто драгдилера. В общем, всё прошло как по маслу. Примерно в середине рейса Сучок пошел в туалет и принял там своё зелье. После этого с ним случилось что-то, нето астма, нето сердечный приступ, короче, он посинел и стал задыхаться. Само собой, дело это было опасное, и если б мы всё-таки ошиблись и Раис не среагировала как надо, ему пришлось бы туго, даже с учетом шприца с антидотом в кармане, но наша девочка нас не подвела. Ангелы очень чувствительны, и если уж они о ком-то заботятся, так делают это на полную катушку. Не успели мы и глазом моргнуть, как она уже была рядом - реакция у ангелов мгновенная, на то они и боженькин спецназ. Раис припёрла давящегося и вращающего глазами Сучка к стенке, прижала к его грудине ладонь и действие дряни как рукой сняло. Само собой, Сучок был занят тем, чтобы держать лицо и не подмигнул мне, я имею в виду, телесно, но где-то в глубине души он всё равно это сделал и я даже, кажется, это почувствовал. Все мы постепенно становимся немного чувствительнее, находясь рядом с ангелами. Выходя из самолёта, я быстренько набрал Доку и сказал что тест прошёл успешно и чтоб он готовился нас встречать.

В джунгли мы добирались долго и муторно, на всяком перекладном транспорте, и мы с Сучком порядком извелись, а Раис, кажется, всё было нипочём, она только с интересом вертела головой и всё рассматривала. К месту предполагаемой экспедиции мы прибыли тютелька в тютельку, как и рассчитывали - в самом начале коротких местных сумерек. Выглядело там всё так, как будто из джунглей выбежало и пару раз пронеслось туда сюда среднее стадо быков. Палатки поломаны и порваны в клочья, ящики с припасами разбиты, по всей поляне валяются какие-то тряпки, бумажки и прочая дрянь. Впрочем, на мой взгляд, для заявленного в легенде месяца погром был слишком свежий. Но Раис купилась.

Некоторое время мы изображали растерянность и наблюдали, как она с огорчённым видом бродит по поляне. Сучок заглушил двигатель джипа, и мы услышали, как в темноте вокруг лагеря скрипят, трещат, квакают и завывают какие-то местные твари. Меня от таких звуков аж морозило, но Раис, похоже, не считала их опасными. Наконец, наша девочка устала бродить по кучам мусора и обернулась к нам, видимо, собираясь что-то сказать. Именно этот-то момент Док и выбрал для своей финальной штуки.

Раис повернулась как раз вовремя, чтобы увидеть, как Страшилище выскакивает из леса и несётся к ней прямо через нас. Честно говоря, я от Дока такой подляны не ожидал, да и Сучок тоже. Однако ж, мы были чуть больше готовы к появлению Страшилища, чем Раис. Так что мы с Сучком скакнули зайцами в разные стороны, а девочка так перепугалась, что прямо выскочила из своей человеческой личины. Крылья у неё за спиной развернулись, вся она засияла и вдруг оказалась метров за десять от Страшилища, да ещё и в воздухе.

В жизни я не видал такой красотищи, было в ней что-то такое... Ежели кто из вас ангела видел, так вы меня понимаете, а если нет - то я и не объясню. Я прямо оторопел. Однако ж Док, старый пройдоха, твёрдо придерживался плана. Как только Страшилище, добежав до середины поляны, рассеялось в воздухе, он появился из своей засидки в кустах, наставил на Ангела палец и затараторил:
- А-а! Ты - Ангел, я видел тебя и знаю кто ты! Помоги мне, Ангел, потому что я в беде и горе и нуждаюсь в твоей помощи!
Тут Раис сделалось так плохо, что я даже ей посочувствовал. Лицо у неё стало такое, как бывает у маленьких детей, если их вдруг ударить - растерянное и печальное. Я даже подумал, было, что она сейчас заплачет. Вместо этого она только длинно прерывисто вздохнула.
- В чём твоя беда, человек? - спросила она, и голос её звенел как церковные колокола.
Док прокашлялся прежде, чем заговорить, потом прокашлялся ещё раз, и всё равно он каркал, как будто кто-то водил по стеклу гвоздём:
- Моя беда в том, что я стар, - сказал он, и даже я подумал, что Док как-то уж больно зарвался. - Сделай меня вновь молодым!
Ангел болезненно скривилась и хотела было уже что-то сказать, но тут Сучок решил, что пришёл его черёд и подал голос, который звучал как лай самой мерзкой из существующих на свете шелудивых дворняг:
- Да, а я хочу денег! И славы! Ангел, сделай меня богатым и знатным!
Крылья ангела словно бы слегка повисли, а свет от неё потускнел. Она посмотрела на меня, и я увидел, что глаза у неё красные и наполненные слезами. Она, видать, рассудила, что мне от неё тоже чего-то надо. Мне, в общем-то и надо было, не зря же я в это дело полез. Но тут меня прямо заколдобило. И решил я, знаете, мол, ну его, похожу я с одним глазом, что уж там, пять лет протянул и дальше смогу. И знаете, чтоб мне треснуть, если ей от этого моего решения не полегчало.

Такие вот дела. Никогда в жизни больше на такое дело не подпишусь, ни за глаз, ни за руку, ни даже за печень с почками. Хотя, про зубы я б, может, ещё подумал.