September 9th, 2010

sepia

Убогий сайлонский ОБВМ или "как я провёл... Галактику"

Старшина Адриан была женщиной простой и незамысловатой. Быть микроскопическим винтиком гигантской военной машины Колоний казалось ей вполне комфортным. Большую часть своего служебного времени она проводила запугивая своим видом людей, занятых делом. Не потому что была сволочью или любила всех пугать, а потому что была твёрдо уверена - только страх перед неумолимым и законным наказанием не даёт людям превращаться в свиней.

Эта уверенность коренилась у неё где-то в спинном мозге и расценивалась ей как одна из абсолютных и непреложных истин мироздания. Все должны соблюдать закон в равной степени, а закон - относиться ко всем одинаково. Если эти два простых правила не соблюдаются - мир начинает трещать по швам и, в конце концов, разрушается. Как, собственно, и случилось с Двенадцатью Колониями. Если миру суждено погибнуть, он будет разрушен коррупцией и кумовством.

Война не застала старшину в расплох, но неожиданно обременила ворохом новых, нудных и неприятных обязанностей. Если как заполнить тпробелы в личных делак персонала она себе представляла хорошо, благо вызывать людей к себе и расспрашивать было для неё не вновинку, то заниматься полноценным детективным расследованием оказалось делом не только сложным, но и неприятным. Кроме того, обилие внезапно всплывших нарушений только подтверждало её мнение об окружающих людях, как о всегда готовых увильнуть от выполнения долга, нечистоплотных и трусоватых в душе существах. И уж совсем ей не нравилось "приглядывать за гражданскими". Гражданские воплощали в себе всё то, что старшине в людях ненравилось, а кроме того, были ещё наглыми, суетливыми и склонными к вранью по мелочи.

Дела у старшины шли чем дальше, тем хуже. Расследования множились, пробелы в делах не заполнялись, даже на то чтобы сесть и написать по форме отчёт времени не было. Галактику лихорадило, гражданский флот, судя по слухам, бился в конвульсиях, сайлоны наседали. С одной из высадок привезли сайлонскую женщину, рассуждающую о восхитительном чувстве момента. Командор Адама погиб от руки неизвестного. В голову начали лезть странные мысли. Мысли были настойчивыми, отмахнуться от них не удавалось. Расследование сайлонского дела открывало всё новые и новые необычные факты. В первую очередь - о себе.

Старшина Адриан была простой, но не была дурой. Её ум, привыкший двигаться определёнными путями, тем не менее, не успел ещё закостенеть настолько, чтобы не осознавать ситуацию. Сайлон - это она. Тот самый предатель, тень которого мерещилась ей всю дорогу от Каприки, вот он. И внезапная необходимость оберегать бывшего техника-предателя, и уверенность в своей причастности к холокосту, и внезапное осознание своего места в ступице всё набирающего обороты колеса событий, не были для неё особой неожиданностью. Может быть, часть её всегда о чем-то таком догадывалась.

Пару раз старшина ловила себя за заинтересованным разглядыванием дверей шлюза или задумчивым верчением в руках табельного оружия. Покончить с собой не хотелось. Но было ощущение, что нужно что-то делать.

Сол Тай стоял в коридоре жилой палубы сверкающий, как новенькая бутылка. "Сэр, никогда бы не подумала что обращусь к вам с этим, но нет ли у вас случайно выпить?" - обратилась к нему старшина. "Там, в каюте" - ответил Тай, как будто бы машинально, но потом, видимо, передумал. "Вообще-то, я не пью с нижними чинами, но сейчас сделаю исключение."

Полковник достал бутылку и две стопки.
Старшина расстегнула кобуру.
Полковник разлил и вынул закусь.
Старшина положила руку на оружие.
Полковник поднял стопку. Они чокнулись, выпили и закусили.
Полковник повернулся и пошел к двери.
Старшина достала из кобуры пистолет, подняла на уровень его лопаток. Опустила. Вернула в кобуру.
Полковник открыл дверь и вышел из каюты. Узел развязался. Решение было принято.

Решению не требовалась формализация, оно просто явилось из темноты сомнений и как облако газа заняло весь предоставленный ему объём. Старшина Адриан превратилась в Угрожающую. Угрожающая решила, что на Галактике ей нравится.

Угрожающая была сайлоном без выкрутас - прямолинейным и довольно однозначным в своих устремлениях. Галактика, будучи центром событий, подходила ей как нельзя больше. Люди ходили, бегали или носились вокруг, совершая чудеса героизма и вряд ли отдавая себе в этом отчёт. Эти люди нравились Угрожающей. Шелуха лени, трусости и разгильдяйства сползла с них клочьями, смытая опасностью, недосыпом и, о, да, необходимостью подчиняться приказам.

Угрожающая продолжала выполнять обязанности старшины Адриан. В конце концов, никто же не освободил её от них. Маленький винтик военной машины продолжал работать, несмотря на то, что был отштампован на вражеском заводе.

"Как кузнец, ударяя молотом по железу, выковывает сталь, так мы выкуем новое человечество. Война - вот идеальная форма существования, абсолютный очиститель человеческих душ. Война заставляет людей отбрасывать всё кроме лучшего, что в них содержится. Я увидела это в Соле Тае - пьянице, трусе и бойце. Я меняю своё решение. Больше я не хочу уничтожить человечество целиком. Теперь я вижу что и у людей есть будущее."

Угрожающая была готова к попыткам заразить её вирусом, взять кровь, проверить на сайлонскость. Ей было только интересно, что именно люди сделают с этим своим новым знанием - сумеют ли распорядиться им мудро, или отбросят в торопях, даже не насладившись мигом победы? Угрожающая не упустила бы случая отыграться. Люди поступили по-другому. Это вызывало у неё уважение. В войне, по мнению Угрожающей, главным было уважение к противнику. Иначе это не война, а просто бойня. Как, например, это было на Каприке.

Люди и сайлоны вступили в новую фазу отношений. Угрожающая многого ждала от этих изменений.