Голова Брандмейстера Битти (princess_dragon) wrote,
Голова Брандмейстера Битти
princess_dragon

  • Location:
  • Mood:

Безумный Дом - тут всё вверх дном!

В Доме ничего никогда не оставалось на своём месте, ничего не было постоянным. Если, входя, вы ставили свой коричневый зонт сохнуть справа от двери, то через пару минут обнаруживали свой зелёный зонт высохшим в стойке слева. А ещё через пять - свой розовый la part de soleil - легкомысленно запцепленным за рожок люстры. Диван на террасе утром был зелёным с огромными розовыми набивными пионами, а вечером синим плюшевым. Кружка с чаем могла быть щербатой туристической посудиной с надписью "Сестрорецк", а через минуту - полупрозрачным китайским бокалом в узоре из рисинок.

Ничего никогда не менялось на глазах, но стоило отвести взгляд - ничего уже не было прежним. Можно было заснуть, укутавшись в мягчайший на свете плед цвета кофе с молоком и проснуться под рваным ватным одеялом, ровесником крымской войны. Можно было поручиться лишь за то, что ты видишь непосредственно перед собой, да и за это - не всегда. Если к такому можно привыкнуть - мы привыкли. Дом был комфортным, он услужливо подлаживался под наши настроения, потакал маленьким и большим прихотям.

На веранде, где я, преимущественно, обитала, были огромные окна в мелком деревянном переплёте, не мытые, кажется, со времён постройки дома (если, конечно, он был когда-то построен), которые звенели и дрожали когда снаружи была гроза. Мне нравилось сидеть на своём диване, придвинутом спинкой к одному из окон, включив ночник и поставив кружку на подоконник, читать и наслаждаться ощущением контраста - хлолда и сырости снаружи и тепла и уюта здесь, у меня. Остальные жили кто где, Дом был достаточно вместительным чтобы мы не толкались локтями. Нас было, кажется, пятеро, или, возможно, шесть. Иногда мы собирались на моей веранде или в гостиной на втором этаже чтобы перекинуться в карты, обсудить последние настроения Дома или просто насладиться обществом друг друга.

Это было похоже на идиллию, и, как всякая идиллия, должно было закончиться, только вот, мы не знали, как именно это будет.

Мы решили поехать за продуктами. Не то чтобы Дом плохо кормил нас - нет, просто кому-то пришла мысль выйти из Дома чтобы проветриться, узнать новых сплетен, может быть - съездить на электричке в ближайший городок и купить газет. Эта идея не понравилась Дому. Дом прятал нашу одежду и обувь, превращая тёплые пальто в купальные халаты, а осенние ботинки в пляжные тапочки, дом переставлял двери и обрушивал в проходы содержимое своих бездонных стенных шкафов. Окна захлопывались с треском, грозя отбить пальцы тем, кто гнеосторожнопытался их открыть, плита сердито гудела и чихала газом, по полу тянуло сквозняками.

В это время на улице всё чаще шли долгие холодные дожди, светлая часть дня сократилась настолько что сквозь окружающие дом черные голые деревья, свет, казалось, почти вообще не проникает. Мы сидели на веранде в плетёных креслах, подоткнув со всех сторон постепенно меняющие расцветку пледы и слушали, как в глубине Дома гудят, завывают и грохают дверьми сквозняки. Свет мигал, электричество было таким ненадёжным, что мы, в конце концов, вовсе перестали на него полагаться. Казалось, Дом шпионит за нами. И всё же, он продолжал о нас заботиться. Мы не сговаривались, не обменивались записками, как школьники на уроке, мы ждали дня, когда напряжение станет настолько сильным, что НЕ совершить попытку бегства будет уже невозможно.

Я проснулась от стука в окно и от того, что плед, превратившийся в тяжёлый архаический самошивный спальник, съехал на пол, оставив мои плечи и спину мёрзнуть. Снова шёл дождь, было темно, и только за оградой участка светил фонарь. Они стояли там - в дождевиках поверх домашней одежды, обнимая друг друга чтобы согреться, и махали мне руками. Тот, кто стучал в окно, стукнул ещё раз и принялся делать отчаянные знаки, виидимо, призывая меня лезть к нему, вниз, но лицо было еле видно в общей темноте.

Я протянула руку и щёлкнула выключателем ночника. Лампа в черно-белом, в точности повторяющем уменьшенный уличный, абажуре, вспыхнула необычным для последнего времени ровным светом. Она осветила окно, исчерченное дорожками воды, тонкие голые ветки сиреневого куста и подоконник с кружкой чая и перевёрнутой корешком вверх книжкой. Я поёжилась, хотя и не чувствовала больше сквозняка.

Когда я снова выключила свет, на асфальте под форнарём уже никого не было.</cut>
Tags: nightmares, слова-слова-слова, сны веры палны
Subscribe

  • День Святого Валентина

    В доме так тихо, что кажется, будто уши заложило ватой В стакане шипят и лопаются пузырьки За окном ночь цвета облезлого кирпича На кровати мирно…

  • Про Никоновский переулок

    Никоновский переулок - как порубленный напополам червяк. Мне вообще везет с такими улицами, Белореченская, на которой я жила раньше - тоже такая.…

  • Персональный рекорд!

    От дома до работы 30 минут! Может, даже похудею при таком образе жизни (если не уволят вчера, как это часто случается в нашем колхозе.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments