Голова Брандмейстера Битти (princess_dragon) wrote,
Голова Брандмейстера Битти
princess_dragon

Category:

О. Генри "Дары Волхвов" с иллюстрациями П. Дж. Линча

Есть в этом какое-то ощущение вдохновленной неизбежности. Тот факт, что взявшись писать о книгах, в самый что ни на есть предрождественский день я напишу о "Дарах волхвов" с иллюстрациями Линча кажется мне абсолютно неизбежным. Так что, каковы бы ни были изначально мои планы - пишу вам сейчас об этих не совсем детских, но не менее восхитительных книгах.


В "Лабиринте" На "Озоне"


Так вот сразу, чтобы не мелочиться, я приобрела сразу целую подарочную коробку с тремя книжками, проиллюстрированными одним и тем же гениальным ирландцем Патриком Джеймсом Линчем, о котором я еще обязательно напишу здесь отдельно.
1. О. Генри "Дары волхвов"
2. Ч. Диккенс "Рождественская песнь в прозе"
3. С. Войцеховски "Рождественское чудо мистера Туми"
И начну я с О. Генри.

Оливер Генри, "Дары волхвов". Иллюстрации П. Дж. Линча


В "Лабиринте" На "Озоне"


Издательство "Рипол Классик", о книгах которого я уже тут писала в связи с Новым Годом и, очевидно, еще не раз буду писать, издает свои книги, не экономя на качестве. Сразу, говоря о технической стороне дела, отмечу хороший твердый бумажный переплет, гладкую мелованную бумагу, высокое качество печати, крупный, удобный для чтения шрифт - все, как полагается в уважающем себя подарочном издании.

Я никогда не считала "Дары волхвов" книгой для детей. На мой взгляд, эта история не может быть по-настоящему оценена тем, кто еще не имеет собственного взрослого опыта, так что буквы такого размера не кажутся мне особенной необходимостью, кроме разве что уравновешивания содержания и иллюстраций. Однако, это одна из самых пронзительных, и, что уж там, слезоточивых историй о любви, которые мне доводилось читать.


Засыпанная снегом сумеречная улица... прямо зависть берет!


Признаться, я не люблю ощущать себя фонтаном слез, и редко перечитываю такого рода произведения, но божественно прекрасному Линчу невозможно сопротивляться. И вот, я уже снова погружаюсь в метания двоих, жертвующих самыми большими своими материальными сокровищами для того, чтобы доставить радость любимому. Бесконечная нежность, которую так трудно передать словами, выраженная так удивительно просто и изящно великим мастером и остроумнейшим человеком Уильямом Сидни Портером - О. Генри. Полагаю, что особенности биографии художника, выросшего в озлобленной, воюющей Ирландии сделали его нежность и сочувствие к героям книги такими бесконечно сильными и трогательными. Он настолько хорош, что хочется собирать его коллекции.


Ну вот все и выяснилось - дары волхвов принесены и приняты


При всей своей эмоциональности, иллюстрации Линча очень реалистичны, в них сохраняется внимание к бытовым деталям, особенностям костюма, всем тем мелочам, которые придают такую достоверность рассказу. Чудо узнавания жизни в книжных страницах, то, чего иллюстраторы добиваются множеством разных способов, здесь удалось более чем полностью при помощи одних только акварельных красок. И это восхитительно - от книги просто невозможно оторваться.

Сьюзен Войцеховски, "Рождественское чудо мистера Тумни". Иллюстрации П. Дж. Линча


В "Лабиринте" На "Озоне"


Если история О. Генри в этой серии - о любви, то рассказ С. Войцеховски - о всепоглощающей боли. Об ужасе потери, который заставляет нас сжаться на месте и не дышать, парализованных происходящим с нами несчастьем. И о преодолении - о том, как медленно, мучительно и постепенно боль отступает, чтобы мы снова смогли поднять глаза и увидеть мир вокруг себя. "Рождественское чудо" далеко не такое жизненное, да и по литературным качествам в подметки не годится маленькому шедевру О.Генри, но в этом наборе оно вполне уместно. Да, и такие вещи тоже делает с нами Рождество.

А кроме того, из всех трех книг комплекта, эта - наиболее простая для восприятия, вполне доступная пяти-семи летнему ребенку.


На этот раз действие переносится на Дикий Запад


Сразу хочу сказать, что при прочих очевидных достоинствах как этой отдельной книги, так и всей серии, язык перевода не вызвал у меня бурного восторга. Впрочем, это скорее из разряда вкусовщины. А такие иллюстрации позволили бы примириться не только со стилистической шероховатостью, но и с чертом в ступе. И никак не могу не отметить трогательные виньетки, изображающие ход работы мастера - от брусков-заготовок на первых страницах, и до законченных фигурок в конце.


А вот и герои рассказа - суровый резчик по дереву, мальчик и его мать-вдова


Главный герой этого рассказа - резчик по дереву, и почти все иллюстрации очень земляные, выдержанные в теплой древесной гамме, создающие впечатление темноватого, пахнущего стружкой и лаком уюта деревянного дома. Линч мастерски изображает и само дерево, и плоды трудов резчика, и ход его работы. Он внимателен не только к человеческим деталям - выражениям лиц, позам, движению, но и к предметам - всему тому, при помощи чего оживает и становится такой подкупающе-достоверной эта, в общем-то банальная история.

Чарльз Диккенс, "Рождественская песнь в прозе". Иллюстрации П. Дж. Линча


В "Лабиринте" На "Озоне"


И, дополняя традиционный, как все рождественское, комплект, классическая морализаторская повесть Диккенса повествует нам о третьем аспекте рождественских переживаний - о вине и прощении. "Рождественскую песнь" столько раз переиздавали, экранизировали и пересказывали, что я не вижу смысла вдаваться в детали описания сюжета. Тем более, хоть моя крестная и порицает меня за это, я Диккенса не люблю.


И вот - снова эти восхитительные голубоватые зимние сумерки


Однако, в рисунках Линча холодный, многословный, сжатый как викторианская девица в корсете Диккенс воспринимается живее и человечнее. Разглядывая его иллюстрации - полные холодных голубых теней и резкого белого зимнего света, очень легко представляешь себе все то, о чем говорится в повествовании,и даже начинает сразу хотеться поглубже натянуть на себя толстый плед, или, как в моем случае, уютный спальный мешок. Я даже сразу начинаю чувствовать себя такой слегка больной, как это бывает, когда слишком долго бродишь по холодной сырой погоде, которая часто встречается в Питере и в Диккенсовском Лондоне.


Сейчас он закончит пожимать руку и шагнет туда, в белый снег, лежащий на мостовой прямо за порогом


В этой книге меньше полосных иллюстраций, зато больше тонированного фона под текстом. По объему она самая большая из трех, и, несомненно, самая многословная. Мне было всегда тяжело читать Диккенса из-за перенасыщенности его текста деталями, которые в детстве вот так запросто, без сноски не поймешь, а в этом издании читаемость до некоторой степени принесена в жертву красоте - сноски отсутствуют. Однако, все сложные моменты и нюансы стиля легко проглатываются в том возрасте, когда Диккенс идет особенно хорошо - между восемью и двенадцатью годами. А позже можно и не читать, ограничившись рассматриванием бесподобных картинок.


А вот и Вергилий, то есть, Марли, и даже челюсть подвязана


Перечитав "Рождественскую песнь" сейчас, я усматриваю в ней сходство со многими другими произведениями, в которых к герою является некий путеводный дух или наставник, к примеру - с "Божественной комедией" Данте Алигьери. И так же, как и Данте, автор нещадно обличает близко знакомые и ненавистные ему язвы современного общества, избегая разве что, откровенной политической сатиры. Большинство описываемых им пороков сейчас уже не так актуальны, одни слабости пришли на смену другим, но с сожалением приходится признать, что несмотря на ежегодное наступление Рождества, мир не слишком изменился к лучшему. Впрочем, не обращайте внимания - Диккенс всегда действует на меня подобным образом.

А отдельно про Патрика Джеймся Линча я вам обязательно еще напишу. Он прекрасен!

С наступающим всех нас Рождеством!
Tags: Рипол Классик, для всей семьи, домашнее чтение, подарки взрослым
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments