Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

хе-хе...

Не гуляй в тундре под наркотиками!

Всю мою жизнь можно описать цитатами из наутилуса. И вот опять. Не далее как три дня назад я находясь под воздействия веществ, забыла пин-коды обеих карточек. Но в отличие от прочих людей слабоумие и отвага у меня освежаются веществами. Это сейчас я чутка привыкла и попустилась, а тогда - не. Поэтому вместо того, чтобы подождать, пока дурман рассеется, я пошла в отделение банка и потребовала переписать мне пароль.

Бинго! Одним ударом я лишила себя обеих денежных карт, ибо так называемый новый пароль я вспомнить не могу вааще. Не гуляй в тундре под наркотиками - хуже будет!

хе-хе...

Безвременник добродетельной Марты (часть I)

В честь золотой осени. Посвящается дорогим ruthana и ilse, которые помогли мне придумать эту историю.

Раймон Ауреус сидел на старом, почерневшем от времени дубовом пне, полировал наконечник кабаньего копья и терпеливо сносил мягкие прикосновения пальцев жены, вплетающей в его волосы ленту. Мысли короля были заняты предстоящей охотой. Вокруг королевы, как всегда, носился и щебетал рой маленьких фей, не столько помогающих, сколько создающих суматоху — вечно расфуфыренных и полных сознания собственной непогрешимости созданий, ростом не больше ладони взрослого человека.

Продолжение в блоге Mannekendanse на wordpress
хе-хе...

Левиафан

Огромное, как створка шлюза космического корабля веко поднялось, создав волну, ощутимо качнувшую ныряющее блюдце, затем скользнула вбок полупрозрачная мигательная перепонка, и огромное мутное око уставилось прямо на меня. Зрачок левиафана был таким огромным, что не будь роговицы, я, приложив лишь малоое усилие могла бы вплыть на своём судёнышке прямо сквозь него, в круглую пещеру, занимаемую обычно стекловидным телом.

Я опомнилась только когда поняла, что задыхаюсь, так на долго у меня пресеклось дыхание.
- Чудовище! - послышался выдох в моём наушнике.
Я осторожно, медленно, как будто двигалась сквозь густой сироп, протянула руку и включила самый малый задний ход. Ныряющее блюдце слегка качнуло, когда винт начал набирать обороты и я увидела, как гигантский зрачок метнулся из стороны в сторону и сжался, словно чудовищная диафрагма. Всё так же, задом, я отплыла на десяток метров, но мне всё ещё казалось, что я вот-вот упаду прямо в глаз зверю. От ощущения невероятного размера существа, висящего в воде передо мной, сердце колотилось где-то в горле. Я прибавила оборотов и стала удаляться. На пятидесяти метрах я потеряла визуальный контакт, хотя приборы всё ещё исправно показывали исполинское тело прямо впереди. Я боялась включить прожектора, а единственный источник света - огни подводного города, загораживала от меня туша чудовища.
- Мы попадём за это в ад! Мы должны попасть за это в ад! - Кто-то на другой стороне провода, глядящий в камеры моего аппарата тихо и сбивчиво молился по-гречески, запинаясь всё время на одном и том же месте и начиная сначала. Мне подумалось, зачтётся ли ему, если он так и погибнет, не вспомнив свою молитву целиком? И делают ли там, наверху, скидку на одуряющее действие адреналина?

Приборы предупредили меня о том, что зверь зашевелился, но я всё равно оказалась не готова. Нас с моим ныряющим блюдцем завертело и отбросило в сторону. Я полностью потеряла представление о пространстве, связь выключилась, и только низкие ухающие звуки, издаваемые рассекаемой монстром водой окружали меня со всех сторон. Я замерла, вцепившись в рукояти управления, и весь мир, кажется, замер вместе со мной.

Блюдце сделало очередной оборот, выровнялось и я увидела как тело, масса которого, измеренная в килограммах была для меня таким же пустым звуком как обхват земли в метрах, медленно и плавно разгоняясь, проплывает над прижавшимся к морскому дну городом. Хрупкие светящиеся купола на минуту отразили тёмный чешуйчатый бок и чудовище, изогнувшись, ушло вниз, за край впадины, в свою пещеру.

Полагаю, до этого момента мы действительно считали себя покорителями морских глубин.